Ночь медленно сдавала свои позиции, уступая место рассвету. Темноту сменила серость. Она точно подмастерье, ежедневно упражняющийся в живописи, сначала сделала легкий набросок очертаний общего плана картины природы, а потом тщательно принялась прорисовывать своим простым карандашом каждую мелкую деталь. Постепенно картина становилась всё четче, тени — контрастней. Вскоре за работу взялся и сам художник – рассвет, окрашивая готовый эскиз разнообразной гаммой цветов. Птицы принялись исполнять привычный утренний репертуар, наполняя всё вокруг гармоничным пением. И вдруг посреди этой дивной мелодии раздался такой сумбурный звук, похожий не то на рык, не то на рев разбуженного от спячки медведя, что напуганные птицы разом все умолкли.
А дело было так… Женька поёжился в спальном мешке и проснулся от непривычного ощущения, будто его тело находилось в каком-то неудобном положении. Он попытался открыть глаза, но, к своему удивлению, увидел лишь непроглядную темень. Полусонный, ничего не понимая, он хотел повернуться на другой бок, мол, мало ли во сне пригрезится. Однако вместо этого вышло какое-то непонятное шевеление, словно Женьку что-то цепко держало. Вот тут-то сознание в панике заработало, как говорится, на окончательное пробуждение. Внезапно парень понял, что руки его были связаны впереди, на глазах повязка, а спальный мешок в ногах туго чем-то перевязан. И, главное, ноги находились в подвешенном состоянии, а голова и верхняя часть спины упирались во что-то мягкое.
Сон у Женьки как рукой сняло. Он начал интенсивно извиваться, пытаясь освободить себя от такого неожиданного плена. С каждым движением его «подушка» под головой становилась всё ниже и ниже, как будто проседала. Мало того, что-то мелкое и щекочущее стало ползать по лицу, шее и агрессивно кусать Женьку, как говорится, без разбору. Когда же парню наконец-то удалось связанными руками сорвать с глаз повязку, неизвестно откуда взявшуюся во время его сладкого сна, и расстегнуть молнию спального мешка, то он увидел весь ужас своего положения. Спальный мешок в области ног был охвачен веревкой, да таким хитрым узлом, который при движении тела ещё больше затягивался. Веревка же была привязана за толстый сук «лучшего дерева на поляне», а голова, как оказалось, опиралась на большой муравейник. Пытаясь освободиться, Женька невольно разворошил его верхнюю часть, и полчища крохотных воинов незамедлительно устремились на обидчика их родного дома. Парень замахал связанными впереди руками, пытаясь смахнуть с лица своих «вчерашних союзников», но только ухудшил своё и без того «щекотливое» положение.
В тишине дремлющей природы раздалась отборная трилогия и про «мать», и про то, по какому конкретно адресу и в каком направлении отправились бы те, кто додумался до такого прикола. Голос «ревущего медведя» переполошил весь лагерь, словно внезапная сирена ПВО. Сонные парни с очумелыми глазами от столь неожиданно прерванного сна повыскакивали кто из палаток, кто из машин. Женька тем временем, проявляя изрядное мастерство изворотливости, а также чудеса своего накачанного пресса, пытался освободиться от пут. Его мысли усиленно «грешили» не иначе как на проделку спецназовцев. Ну кто ещё так профессионально мог завязывать столь диверсантские узлы? Не батюшка же, в самом деле?! И уж, тем более, никто из своих, поскольку в сэнсэевой компании были совершенно другие люди и другие отношения.
Как ни странно, но первыми на выручку пришли спецназовцы. Освобождение Женьки сопровождалось такими бурными эмоциями с обеих сторон, что собрался весь лагерь. Подошли Николай Андреевич и Сэнсэй. Позже присоединился Вано, и что интересно, вид у него был в отличие от остальных – как у свежего огурчика. Сэнсэю достаточно было взглянуть на своего друга детства, чтобы понять, что тут произошло. Он улыбнулся, тяжко вздохнул и, укоризненно покачав головой, отвёл глаза в сторону. Пока Женьку со смехом снимали с дерева, как мишку коала, и Володя с юмором доказывал ему, что его ребята тут ни при чём, все уже окончательно проснулись. Самое интересное, что на часах было ровно пять утра, то есть время «подъёма», обещанное ещё вчера отцом Иоанном. На что сам Вано поспешил отшутиться, оправдываясь чисто случайным совпадением.
После того, как улеглась общая шумиха, и каждый занялся утренним моционом, Женька к своему несказанному удивлению в дополнение ко всем «прелестям» пробуждения, обнаружил в своём «сладком дремотнике» (спальном мешке) сахарный песок. И тут-то его осенило, кто являлся автором и исполнителем сего коварного замысла, этого непредсказуемого покушения на его дражайшую персону. Ни минуты не медля, Женька двинулся на «разборки». Деловито подбоченившись, он бойко подошёл к Вано. Тот в это время сидел на корточках, налаживая снасть на берегу реки. Женька, помня свой вчерашний полёт, на всякий случай остановился на некотором расстоянии от батюшки.
– Так это ты?! Вот кто мне «сладкое утро» устроил! – обвинительно выкрикнул Женька, словно прокурор.
– Слушаю тебя, сын мой, – со своей неповторимой улыбочкой произнёс отец Иоанн.
– Как ты мог?! Я ведь осознал свою вину, честно и добросовестно отмыл свои «грехи», а ты… Это же не муравьи! Это хищники! А если бы они залезли мне в уши, в нос?! Они ведь могли.., они могли… – Женька не находил подходящие слова, чтобы выразить всё своё возмущение. – Мозги мне съесть! Вот!
– Мозги?! – удивился отец Иоанн и добродушно добавил: – Не печалься, сын мой, тебе это не угрожает. А насчет отмытия грехов… – и тут в глазах Вано мелькнул веселый огонек. – Ну, если ты настаиваешь…
– Я?! Да я…
Не успел Женька и вякнуть в ответ, как отец Иоанн с быстрым подшагом ловко перехватил возмущенно размахивающую руку парня и с легкостью перекинул его в воздухе, используя элементы боевого айкидо. Причём он умудрился так подбросить тело Женьки, что оно улетело в воду на пару метров от берега. Парень грузно свалился в реку, как увесистый мешок, сопровождая своё падение не только брызгами, но и целыми речными «цунами». Когда Женька в ужасе вынырнул, первым его восклицанием было:
– За что?!
Отец Иоанн усмехнулся и, как ни в чём не бывало, ответил:
– Вот видишь, сын мой, и я в долгу не остался. Отмыл тя водою святою с ног до головы.
– Инквизитор! Утопленник душ! Вода же холодная. Тут как в аду …
– В аду?! Это ерунда, сын мой, по сравнению с настоящим адом. Ты себе не представляешь, что ожидает там некоторых барахтающихся «водоплавающих»… – с чёрным юмором стал пугать ужастиками отец Иоанн.
Вся эта сцена вызвала смех у наблюдавших. А Сэнсэй, глядя с кручи берега на взбаламученную воду, покачал головой:
– Ну вот, последнюю рыбёшку распугали. Тоже мне, рыбаки…

*   *   *

Утро выдалось чудесное. Стояла хорошая, тихая погода. И всё было бы прекрасно, да вот большая рыба по-прежнему не клевала. Отец Иоанн вместе с Женькой, хоть и постоянно подначивали друг друга, как заведенные, всё же, как ни странно, вместе уселись рыбачить с берега. Вернее, уселся отец Иоанн. А Женька, от нечего делать, стал помогать ему, насаживая рыбные «деликатесы» на крючок. Он так проникся своим занятием, что даже проявил незаурядное творчество в этом деле, понатаскав из леса различных жучков, паучков, склизких личинок. Чем они только ни прикармливали рыбу, щедро бросая в воду различную приманку, однако результат оставался неизменным. Клевала одна только мелочь. Волей-неволей, но в это утро они действительно устроили рыбе праздник желудка, обкормив её самыми изысканными лесными лакомствами. В конце концов, дело кончилось тем, что Женька вместе с отцом Иоанном устроили торжественное отпущение «грехов» всем пойманным маленьким рыбкам. Прочитали им напутственную речь, как не попадаться, если на их жизненном пути вдруг в пучине вод появятся крючки с бесплатной приманкой, а также как нужно в тяжких трудах добывать себе корм на день насущный. И потом, под торжественное насвистывание Женькой какой-то весёлой песенки, отпустили рыбок с миром обратно в речку.
Охладев к рыбной ловле, Женька и отец Иоанн стали придумывать розыгрыши над другими рыбаками, чем окончательно достали всю компанию. А когда им надоело это дело, они начали подтрунивать друг друга, упражняясь в сочинении новых шуток. И, естественно, особенно отличился в выдумке отец Иоанн. Благодаря его стараниям Женька весь день находил в своих бутербродах и другой еде муравьев, незаметно подложенных Вано. В общем-то, несмотря на их «межличностное противостояние», они полностью дополняли друг друга. Сэнсэй даже шутливо прозвал их «двумя половинками души Эзопа». Наверное, древнегреческий юродивый раб-баснописец был бы несказанно удивлён в своём VI веке до нашей эры, если бы ему кто-то рассказал тогда о возможной столь непредвиденной реинкарнации его души в далеком будущем.
День пролетел в мгновение ока. Ещё в обед, следуя примеру Валеры, вся компания стала дружно собирать ветки для костра, незаметно для себя очистив лесную территорию, прилегающую к поляне, от этого «мусора». В результате сухих веток и бревен натаскали целую гору. После обеда лагерь несколько опустел. Спецназовцы вместе с Володей решили обследовать местность вдоль реки в поисках рыбных мест и обещали вернуться нескоро. Валера же изъявил желание остаться.
Очевидно, Володины ребята сильно увлеклись рыбной «охотой», поскольку когда компания уже заканчивала ужинать, их всё ещё не было. Валера даже решил пройти вдоль берега в поисках Володи в том направлении, куда ушли спецназовцы, а заодно и проверить дальние «дорожки» на предмет поклевки. Об этом он и сообщил Сэнсэю. После ухода Валеры Женька гордо заявил по поводу пропажи целого «отряда»:
– Вот! Меня не взяли, поэтому и заблудились.
На что Вано сразу заметил:
– Без тебя у них как раз больше шансов вернуться обратно.
Женька состроил комичную улыбочку, и ребята в очередной раз покатились со смеху от его клоунады.
Кстати, ещё во время ужина Женька вновь рассмешил присутствующих скрупулезным досмотром своей еды, проверяя, как на таможне, чуть ли не каждый сантиметр поглощаемой пищи. К его счастью, «вражеских диверсантов» там не оказалось. И сейчас, к чаю, он даже несколько расслабился. Парень победоносно глядел на сидевшего напротив Вано, мол, мы тоже бдим. Когда Женьке подали кружку чая, он решил пить его даже без сахара, чтобы не попасться на очередную уловку отца Иоанна. Приняв от Насти кружку ароматного, горячего напитка, он заметил в своём стакане плавающие чаинки и с улыбкой мягко проворковал:
– Так, девчата, кто заваривал чай? Нужно было покруче кипяток сделать. Вон, вся заварка плавает.
– Ты чего, Жека? – удивилась Татьяна. – Чай в пакетиках.
После этих слов улыбку Женьки как корова языком слизала. Он стал внимательно рассматривать свои «чаинки». Стас тоже с любопытством заглянул в его кружку и со смешком констатировал:
– Да муравьи это, муравьи.
– Ё-ёшкин кот! Но как?! – Он твёрдо был уверен, что девчата на такую провокацию точно бы не пошли. Женька в удивлении глянул на плутоватый взгляд Вано и только тут заметил стоящий рядом с ним чайник. – Блин! Гринписа на тебя нет! Международная конвенция по тебе плачет! Безобразие, я буду жаловаться в Организацию Объединенных Наций! Я письмо напишу Папе Римскому!
Женька юморно возмущался ещё добрых полчаса, оглашая вслух приблизительный текст своих «жалоб», каждая из которых непременно сопровождалась уморительными комментариями Вано. От шуток этой парочки у некоторых присутствующих даже животы разболелись от столь продолжительного нескончаемого смеха. Хорошо, что в процесс сочинения «официальных писем» вовремя вмешался Николай Андреевич, решивший более рационально использовать время для разговора с Сэнсэем. Тем более что можно было открыто поговорить о темах насущных, так сказать, в отсутствии «посторонних лиц». Присутствовал, правда, Вано, но он лишних вопросов не задавал. Да и сам Сэнсэй не стеснялся при нём свободно говорить обо всем. Николай Андреевич, подождав, пока народ похохотал после очередной шутки, тактично начал направлять разговор в другое русло.
– Нет, действительно, куда пропал наш спецназ?
– Наверное, клёвое место нашли, если даже от ужина отказались, – предположил Виктор, поглощая одно печенье за другим.
– Да, если рыба клюёт, забываешь обо всем на свете. Полная прострация во времени, – пошутил Николай Андреевич. – Кстати, о времени. Всё хочу поподробнее об этом тебя расспросить, – обратился он к Сэнсэю. – У меня сейчас часто бывают периоды, особенно после медитации, когда понятие времени на субъективном уровне практически исчезает. Наступает такой эффект… я бы сказал, кристально чистого состояния сознания. Колоссально повышается работоспособность. Такое впечатление, особенно когда после медитации работаешь с бумагами, словно у тебя под рукой, вернее, в голове, целая библиотека, и вся необходимая информация легко всплывает на поверхность сознания.
Вообще-то феномен времени меня давно интересует как таковой. И вопросов назрело много. Ну, с официальной частью всё понятно: в науке время используется в качестве единицы измерения определённых периодических процессов. Понятно, что в философии – это состояние материи, форма последовательной смены явлений. Ясно, что оно неразрывно связано с пространством. И что универсальными свойствами времени является длительность, неповторяемость и необратимость, а свойствами пространства – протяженность, единство прерывности и непрерывности. Всё это вроде понятно… Но, по большому счёту... По-моему, существует огромная разница между тем, как мы измеряем время, и как его проживаем на самом деле. У меня создалось впечатление, будто в нашем сознании присутствуют сразу несколько восприятий времени, борющихся за право своего голоса. Одно – научное, которое пытается обосновать точность и количественное выражение временных правил. Другое – социальное, которое стремится эти правила нарушать. Третье связано с эффектом субъективного восприятия времени, например, во время медитаций. Четвёртое поражает своими феноменами в стрессовых ситуациях. В связи с этим у меня к тебе целая серия вопросов. Но вначале я всё-таки хотел бы узнать, что представляет собой время в действительности?
– Время? – Сэнсэй покачал головой и промолвил. – Большую тему затрагиваешь… В принципе, ты правильно заметил, время – это довольно относительное понятие. Очень многое в суждении о времени зависит от того, кто, с какой системы отсчёта и зачем наблюдает данное явление. Если рассматривать его в действительности в своём проявлении, то время можно разделить на:
1) истинное время, которое напрямую зависит от силы Аллата; если помните, всё в этом мире (будь-то материя или энергия), включая и время, существует только благодаря Аллату, о котором я вам уже рассказывал;
2) глобальное время (или абсолютное время) — промежуток времени, проходящий от появления до полного исчезновения материи в масштабе Абсолюта;
3) объективное время — это привычное для нас времяисчисление — секунды, часы, месяцы, годы, которые обусловлены временем обращения Земли вокруг собственной оси и Солнца, то есть стабильно повторяющимися физическими процессами с равными промежутками времени;
4) субъективное время — индивидуальное восприятие времени каждым индивидом.
Но чтобы ты лучше осознал эти процессы, я пожалуй, объясню тебе данные понятия времени на образной демонстрации. — Сэнсэй попросил у ребят коробок спичек и вытащил из него одну спичку. — Вот смотри. Представим, что огонь этой спички с момента его возникновения и до конца сгорания древка есть процесс возникновения и уничтожения всей материи. Момент движения, когда я возьму эту спичку, поднесу её к коробку, приложу усилия, чтобы выбить искру, когда спичка загорится и до полного её сгорания — это всё, образно говоря, в глобальных масштабах есть течение истинного времени, то есть момент возникновения, действия и исчезновения силы Аллата при процессе создания и уничтожения материи. Для нашего человеческого восприятия в этом времени нет настоящего, а есть только прошлое и будущее.
Глобальное время — это момент движения времени от начала первой искры до конца полного сгорания данной спички. Причём весь процесс будет правильнее характеризовать не при горении спички серной головкой вверх в вертикальном положении, а именно при направлении вниз. Обратите внимание на разность скорости движения пламени.
Сэнсэй зажёг спичку, продемонстрировав нам ровное, медленное пламя при положении серной головки спички вверх и тут же перевернул спичку серной головкой вниз. Пламя, подымаясь вверх, быстро охватило древко спички. Сэнсэй сразу же потушил огонь, чтобы не обжечься.
— Остановим данное мгновение, — с улыбкой произнёс он. — Обратите внимание на те места, которые успело охватить пламя в таком перевёрнутом положении спички. — Сэнсэй передал потушенную спичку по кругу. — Так вот в глобальных масштабах происходит, грубо говоря, тот же процесс. Расширяющаяся с нарастающей скоростью Вселенная неизбежно ускоряет глобальное время, однако при этом никак не влияет на истинное время. В современной физике есть такая аксиома о времени: одинаковые во всех отношениях явления происходят за одинаковое время. Глобальное время относительно для человеческого понимания, так как логическая оценка данного процесса происходит через материальные структуры мозга. Поэтому в нынешней науке считается, что в природе нет реального физического процесса, которым можно было бы измерить глобальное (абсолютное) время. По этому поводу есть такой постулат, что течение времени зависит от скорости движения системы отсчёта.
— Как это? — не понял Андрей.
— Ну, как я уже говорил, во многом суждения о течении времени зависят от того, с какой точки системы отсчёта наблюдать данный процесс. К примеру, представьте себе гигантские размеры этой экспериментальной спички, допустим, длиной в километр. Вы же — наблюдатель (то есть в нашем случае точка системы отсчёта), который для исследования данного процесса горения, разместился на подъёмнике, или скажем, на таком же гигантском подъёмном кране, который установлен параллельно спичке.
— Ага-а-а! — «уловил» мысль Женька и мечтательно произнёс: — Типа, я такой в каске, одежде пожарника с огнетушителем в руках.
Ребята усмехнулись, а Стас курьёзно пожаловался Сэнсэю:
 — Нет, ну с ним невозможно ставить даже мысленные эксперименты! Я только, понимаешь, представил себя в белом халате учёного, с молодой ассистенткой, как в мою светлую ассоциацию влез этот тип чумазый с огнетушителем в руках!
— Во, во! — поддакнул Костик.
Коллектив усмехнулся.
— Ну, это уже частные вопросы качества восприятия, — полушуткой промолвил Сэнсэй. — Так вот, представьте себе, что начался процесс горения и пламя (которое в нашем сравнении представляет собой зародившуюся и начавшую расширяться Вселенную) пошло снизу вверх. Если ваша скорость движения на подъемнике будет одинаковая со скоростью движения огня, то для вашего восприятия время будет относительно неподвижно. Если вы будете двигаться быстрее, чем огонь, то вам  будет казаться, что время горения замедляется. А если вы будете двигаться медленнее, чем пламя, то увидите, что время ускорилось.
— Не понял?! — удивился Костик. — А почему я должен гадать, руководствуясь личным восприятием, если можно воспользоваться, к примеру, секундомером?
— Ну ты и лапоть с заземлённым мышлением! — добродушно усмехнулся Женька. — Где секундомер, а где космос! — При этом парень выразительно кивнул на землю и на звёздное небо.
Все вновь рассмеялись. На что Сэнсэй ответил:
— Смех, смехом, а Женя в некотором смысле прав. Что такое секундомер? Прибор для измерения промежутков времени, в тех же секундах. А что такое секунда? Это всего лишь условная единица измерения. Её определение неоднократно менялось с ростом научных познаний в этом вопросе. Современное определение секунды принято в 1967 году. Ныне люди называют секундой интервал времени, в который укладывается определённое число периодов излучения определённой длины волны атома цезия. Это на сегодняшний день считается ими самым точным из всех эталонов основных единиц СИ. О чём тут ещё можно говорить?! — Последнее предложение Сэнсэй произнёс с неким двояким смыслом. Затем немного помолчал и продолжил: — Объективное время, на примере горения спички, — это есть момент времени физико-химических процессов, происходящих при горении. Ну и субъективное время — это индивидуальное времявосприятие частички данного процесса.
Но так как глобальное время постоянно ускоряется, то и объективное время соответственно ускоряется. Хотя с позиции субъективного восприятия человеком объективное время не меняется, то есть как было в сутках 24 часа, так и осталось. Получается парадокс времени: с одной стороны время ускоряется и человек чувствует это. Как говорится, не успел в понедельник проснуться, как уже суббота. А с другой стороны с позиции физики, объективное время как бы остаётся стабильным, я имею в виду год, месяц, дни, часы, секунды. И весь этот феномен времени обусловлен, в первую очередь тем, что время, как и пространство, являются неотъемлемыми характеристиками материи. Не было бы материи, не было бы и времени, и пространства. Да, время, как и пространство, ещё очень плотно связано с гравитацией.
– С гравитацией? – удивленно переспросил Николай Андреевич.
– Да. Время, пространство и гравитация − это свойства Аллата, которые проявляются в энергии частички По. Аллат есть первопричина зарождения и существования материального мира. И именно внутренний толчок вперёд энергии По породил время. Сегодня время можно определить как огромную энергию при огромной плотности... И время, и гравитация, и пространство присущи всему материальному миру. В нематериальном мире, или духовном, реальности Бога, как угодно это называй, в общем в том мире за гранью, понятия времени, пространства и гравитации вообще отсутствуют.
– А что есть там? – поинтересовался Виктор.
– Понимаешь, логически объяснить, что есть там, за гранью, в принципе невозможно. Почему? Потому что мозг человека материален, он ограничен. И мысли его, хоть и более тонкая структура материи, но всё же материя. Почему во все времена духовные учителя всегда говорили людям: «Верь»? Потому что сознание человека не может полноценно воспринять тот мир. Оно может без сопротивления либо поверить, что называется чистой верой, если человек включает свой агатодемон; либо принять в качестве гипотезы, если человек колеблется между своими положительными и отрицательными мыслями; либо посчитать всё это фантастикой, если человек находится на волне какодемона, когда присутствуют множественные сомнения... Но то, что есть за гранью, вполне реально прочувствовать на внутреннем уровне. Для этого нужно достичь определенной степени духовного совершенства.
– А Шамбала тоже находится за гранью, в безвременье? – спросил Стас.
– Да. Поэтому там нет ни прошлого, ни будущего в нашем понимании.
Николай Андреевич воспользовался паузой и попытался вновь вернуть разговор в русло интересующей его темы о времени.
– А существует зеркальное отражение мира? Ведь если оно есть на самом деле, то можно говорить о физической роли направленности времени, как в одну, так и в другую сторону. По крайней мере, доказательства вещества и антивещества уже найдены. И я думаю, если будет доказано существование зеркального эффекта времени, то вполне реально создать и машину времени.
– Машину времени? – усмехнулся Сэнсэй. – Могу тебя осведомить, что эти предположения так и останутся предположениями, не более.
– Но почему?
– Потому что машину времени для материальных объектов создать нереально. Объясняю почему. Время в материальном мире течет одновекторно, то есть в одном направлении от момента проявления материи до момента её исчезновения. Ведь материальный мир подвержен одному и тому же временному циклу – истинному времени. Понятно, что материальный мир многообразен, в нём существует множество параллелей. Однако все эти параллели находятся всего лишь на разной частоте, но… в одном и том же истинном времени. То есть переместиться туда в пространстве ты сможешь. Мгновенное перемещение в пространстве для материальных объектов вполне реально. Но ты переместишься на другую частоту в тот же глобальный момент времени.
– Подождите, как это? – не понял Андрей. – Тут даже из одной точки земного шара в другую, когда перелетаешь на самолете, и то есть разница во времени.
– То, о чём ты говоришь, это относится к понятию субъективного человеческого времени. Это мгновения. О них мы ещё поговорим… Кстати, о мгновении. По большому счёту истинное время жизни материального мира со всем его многообразием, по сути, есть всего одно мгновение, не более. Для нас оно растянуто в миллиарды лет. А по факту это время крайне ограничено. Бесконечность же и вечность в истинном своём проявлении присущи лишь той стороне, за гранью, то есть реальности Бога, но отнюдь не материальному миру. Материальный мир для той стороны – это как определенная вспышка, имеющая своё начало и конец. Материальную жизнь можно образно сравнить с каплей воды, попавшей на раскаленный под солнцем песок в пустыне. Не успела она появиться, как тут же мгновенно исчезает, испаряется. Хотя на самом деле она всего лишь переходит из одного состояния в другое. Но её мгновения пребывания на песке, к примеру, для того же заряда электрона, находящегося в ней – это целая жизнь в «бесконечной Вселенной».
– Значит, антивремени, как такового, не может быть вообще? – уточнил Николай Андреевич.
– Совершенно верно.
– А как же существование частиц и античастиц?
– Это не нарушает закона материи. Они ведь существуют в одном и том же времени. Античастицы и частицы имеют те же величины масс и другие физические характеристики. Просто некоторые их характеристики, к примеру, электрический заряд или магнитный момент противоположны по знаку. Вот и всё. Даже то, что откроют в будущем учёные, если то будущее, конечно, настанет для этой цивилизации, будет связано с изменением частоты, как таковой, но не общего времени.
– Ну, хорошо, а как же тогда то, что человек в процессе реинкарнации может попасть в любое земное время, в том числе, и в прошлое? Это, в общем-то, противоречит твоим словам.
– Здесь нет противоречия. В этом и заключается человеческий парадокс. В человеке присутствует душа, то есть вкрапление извне, из мира реальности Бога, закапсулированная в материи. В принципе, по всем понятиям она и является истинной антиматерией. Всё остальное, что люди называют «антиматерией» есть всего лишь преобразования энергии По. Когда у человека заканчивается жизненная энергия прана, и он умирает, то его душа вместе с личностным отпечатком переходит грань материального мира в нематериальный, то есть в безвременье…
– А что это за личностный отпечаток?
– Это интересный момент. Личностный отпечаток, конечно, образное сравнение. Но это означает ту внутреннюю сущность, которую человек создал за свою жизнь, вместе со всеми его переживаниями, памятью, чувствами. Причём памятью всей своей жизни, каждого её мгновения от начала до конца. Почему очень важно быть Человеком в течение всей жизни? Потому что, если «здесь» у тебя есть выбор, как в плане мыслей, так и в плане действий, то «там» ты получишь лишь то, что заслужил своим выбором.
Так вот, это в человеческом понимании существует понятие «прошлого», потому что мы субъективно судим, находясь в настоящем. А жизнь, по сути, есть череда мгновений, обусловленных эзоосмосом, то есть постоянным внутренним толчком энергии По в настоящем. За гранью понятия прошлого, как впрочем, и будущего, как такового, нет. Когда наша душа идёт на перерождение, то есть выходит из безвременья в материальный мир, она попадает в многослойный уровень реальности настоящего, которое мы бы восприняли в отдельных его проявлениях, в качестве прошлого для нас или будущего. Вот и всё. Поэтому душа в нашем человеческом понимании может так «кататься во времени», воплощаясь в новых телах. Но любым материальным объектам подобное не подвластно. Всё, что с ними может произойти в материальном мире, связано с преобразованием энергии По в настоящем моменте.
Николай Андреевич, видимо, вновь мысленно прокручивая слова Сэнсэя, стал тихонько рассуждать вслух, словно сам с собой:
– То есть когда человек умирает…
– Кстати говоря, смерть смерти рознь, – добавил Сэнсэй. – То, что я рассказал, происходит именно в случае, когда заканчивается жизненная энергия человека – прана. Причём у каждого по-своему. Здесь уже всё зависит от субъективного времени, и возраст, как таковой, роли не играет. У одних прана может закончиться в детстве, у других — в среднем возрасте, у третьих – в старости. Неважно. Главное, что потом душа переходит в цикл перерождения. Но бывают случаи смерти преждевременной, когда у человека ещё полно праны, а его, к примеру, либо умертвили насильственно, либо он сам по глупости лишил себя жизни. Вот тогда его душа, отделяясь вместе с астралом, своими тонкими оболочками, остатками неизрасходованной праны от погибшего тела не уходит на перерождение, а начинает существовать здесь же, в этом времени, в этой жизни на тонком материальном уровне, скажем так, в виде… «призрака», как именуют этого «субъекта» люди. И бродит в этом состоянии «ни вашим, ни нашим» достаточно долго, гораздо дольше, чем человек бы жил в теле. Потому что энергия праны без материального тела расходуется очень медленно. Освободиться от этого затяжного кошмара душа сможет только тогда, когда израсходуется прана, и разрушатся тонкие тела. Немаловажно и то, что в этом существе во много раз обостряются все его переживания, которые он накопил ещё будучи в теле. И с этими личностными переживаниями ему придётся существовать весь период «жизни» призрака.
– Хреновая перспективка, – хмыкнул Андрей.
– Понятное дело, – промолвил Сэнсэй. – Что же касается субъективного ощущения времени человеком, то оно во многом относительно. Почему? Прежде всего, потому, что все процессы в микро– и макрокосмосе воспринимаются под углом человеческого зрения, посредством оценки происходящего человеческой мыслью. А мысль, в свою очередь, я напоминаю, зарождается в материальном мозге, который всё-таки ограничен в своём восприятии. Человечество накопило уже много своих понятий о времени, которые нужны людям лишь для того, чтобы удобнее было жить и познавать окружающий мир. Но все эти понятия условны, начиная от календарей и заканчивая делениями долей секунды со своими относительными погрешностями. Возьмите, к примеру, ту же хронобиологию, рассматривающую разнообразие внутренних биоритмов живых существ. В ней понятие времени для каждого организма тоже относительно…
– Ну, в принципе, да, – согласился Николай Андреевич с Сэнсэем. – Если взять того же человека, то у него каждый орган работает на своей частоте, со своим периодом колебаний: колебания волн головного мозга, равные одной десятой секунды, шестисекундный дыхательный цикл,  секундные основные сердечные ритмы и тому подобное…
Женька же, услышав эти слова, тут же схохмил:
– Вот-вот… Я всегда говорил Стасу: «Ты не человек, ты случайный набор органов». А он не верил. – И, обращаясь к другу, добавил: – Слышишь, что умный человек говорит…
Посмеявшись вместе со всеми над Женькиным каламбуром, доктор всё же прокомментировал это шуточное впечатление:
– Это только на первый взгляд кажется, что каждый орган «случайный» по своим колебательным процессам. В каждом организме есть свой главный «колебатель-времязадаватель», который синхронизирует общую работу всего организма, как центральный процессор в компьютере.
– Совершенно верно, – кивнул Сэнсэй и уточнил: – Но, опять-таки, все эти секундные колебания тоже относительны. Если изменяются внешние условия или активно действует психологический фактор, внутреннее время может либо замедляться, либо ускоряться, точнее, замедляется или ускоряется, в первую очередь, эзоосмос человека. А потом уже соответственно замедляется или ускоряется работа организма. Например, при стрессовых ситуациях.
– Как писал Павлов: «В основе отсчёта времени в ЦНС лежит смена возбуждения и торможения», – вставил Николай Андреевич.
– Да. Так что время – понятие относительное, особенно в биосистеме. Все люди, растения, животные, насекомые живут неодинаковый срок, стареют с разной скоростью. Проще говоря, у каждого свой запас праны, поэтому и биологические часы каждого идут со своей скоростью. Соответственно для нас времявосприятие объектов материи разное.
– Со своей скоростью? – переспросил Руслан. – Это как?
– Ну, к примеру, возьми реликтовые деревья, тот же тисс ягодный, который живет от двух до четырех тысяч лет. Как и другие деревья-долгожители он медленно растёт, но зато и живет дольше. Или взять черепах. Многие их виды живут до ста лет. Скорость реакции, к примеру, сухопутных черепах в два-три раза меньше, чем у нас. Если бы ты прошёл рядом с ними пешком, для них ты бы просто пролетел так, как для тебя пролетает мотоциклист, движущийся приблизительно со скоростью 50 км/ч... Или возьми муху. Мы воспринимаем её как существо с собственным временным циклом, совершенно отличным от нашего. По подсчетам один световой день для мухи длится примерно один наш календарный месяц. Мы для неё невообразимо медленные существа. А почему? Потому что скорость жизни мухи гораздо больше скорости жизни человека. Соответственно и скорость её реакции гораздо выше… Пока, например, Женька занесет над ней руку и попытается поймать, она успеет почистить себе все лапки с крылышками, определить, откуда исходит угроза и куда ей лучше и безопаснее лететь, пока это ленивое существо соизволит опустить свою ручищу. При этом муха спокойно поднимется, делая крыльями десятки взмахов в секунду, и улетит.
– Я же не садист, – вступился за себя Женька и, покосившись на отца Иоанна, продолжил: – в отличие от некоторых, не будем показывать пальцами. Я природу люблю!
Однако тут же, увидев пристроившегося на своей руке комара, непроизвольно хлопнул по нему. Ребята засмеялись.
– Оно и видно, – усмехнулся Вано.
– У этого просто судьба такая, – оправдывался Женька, сбрасывая с руки останки комара.
– Интересно, а можно так распорядиться своим временем, чтобы, как говорится, жить долго и счастливо и умереть в один день? – спросил Руслан, пребывая в плену своих мечтаний.
Костик усмехнулся и с сарказмом подметил:
– Отчего нельзя? Истории даже известен такой случай. Вон, в Помпее, тоже жили долго и счастливо… и все умерли в один день.
Компания вновь рассмеялась, развивая сюжет и осыпая Руслана шутками. Когда же закончилась пятиминутка смеха, Сэнсэй сказал:
– Человек способен на многое. Проживая жизнь, он практически не использует свои возможности, которые в нём заложены. Хотя в экстремальных ситуациях, я вам уже рассказывал, он может наблюдать их проявление. В том числе это касается и времени: когда субъективное времявосприятие сильно ускоряется, а внешнее обычное время, наоборот, как бы замедляется. Чаще всего, конечно, с этим феноменом времени сталкиваются люди опасных профессий: пилоты, гонщики, каскадеры и им подобные. Попадая в особо экстремальные условия, некоторые действительно ощущают, что время реально замедляется, и в этот промежуток успевают сделать всё возможное, чтобы исправить ситуацию. А когда выходят из этого состояния, то обнаруживается, что всего за доли секунды они совершили в десятки раз больше работы, чем могли бы сделать в обычной жизни.
– А чем это можно объяснить? Больше праны тратится в эти мгновения? – осведомился Николай Андреевич, высказав свою догадку.
– Да. Резкий выброс психической энергии порождает мощный всплеск праны, что, в свою очередь, влияет на эзоосмос человека. В данном случае он просто ускоряется, поэтому человек успевает за мгновение сделать гораздо больше, чем в своём естественном состоянии… Подобные ощущения переживают и обычные люди, сталкиваясь с острыми кризисными ситуациями. Так что выражение «жизнь пролетела перед глазами за мгновение» — это не просто слова.
Здесь, в том временном промежутке, в котором мы находимся, имеется общая волна времени… Или, лучше скажем так, чтобы было легче понять, мы едем на определенной машине жизни, которая движется с определенной скоростью. Мы видим только то, что мы видим. Почему? Потому что наши атомы двигаются на определенной скорости. Если они начнут работать в несколько раз быстрее, это не означает, что мы быстрее умрём, просто то, что мы видим, исчезнет и появится совершенно другое изображение или картинка. Измерений масса, это вполне реально, и здесь ничего такого нет.
В разговоре возникла небольшая пауза. Николай Андреевич помолчал, обдумывая что-то, а потом вновь спросил:
– А вот насчет перемещения в пространстве… Я помню наши с тобой разговоры о телепортации, но, честно говоря, до сих пор не могу реально себе представить, как это происходит в действительности…
– Точнее сказать, поверить, – поправил его с улыбкой Сэнсэй, называя вещи своими именами.
Доктор поморщился. Очевидно, такой постановки вопроса он явно сторонился в разговоре с Сэнсэем.
– Скорее, понять для себя основы феномена, – выкрутился Николай Андреевич и как-то стыдливо потупил взор, словно пытаясь собраться с мыслями и сформулировать более точный вопрос по этому поводу.
И тут совершенно неожиданно, практически рядом с собой услышал голос Сэнсэя с нотками иронии:
– Основы, говоришь? Основы, конечно, дело хорошее. Только раньше их должна быть вера…
Николай Андреевич в удивлении оглянулся. Рядом с ним на свободном месте, как ни в чём не бывало, сидел Сэнсэй, непонятно как успевший здесь оказаться.
– Правильно, – вновь раздался голос Сэнсэя, однако на сей раз доктор услышал его с прежнего расстояния.
И лишь здесь Николай Андреевич заметил, что Сэнсэя стало два. Один находился на своём месте напротив него, а другой, вполне реальный, как говорится, из плоти и крови, сидел на бревне возле Николая Андреевича.
– Это что, гипноз? – изумленно проговорил психотерапевт первое, что пришло в голову.
Два Сэнсэя одновременно усмехнулись.
– Хуже, – с улыбкой сказал тот, что находился рядом, и полушепотом сообщил, как страшную тайну: – Это раздвоение личности… Как там у вас его величают?
– Шиза, что ли? – не отрывая глаз от второго Сэнсэя, автоматически промолвил не менее удивлённый Виктор, сидящий невдалеке.
Второй Сэнсэй затрясся в беззвучном смехе. Николай Андреевич же, слегка встряхнув головой, попытался совладать со своей растерянностью, обращаясь то ли к Виктору, то ли убеждая самого себя:
– Шиза, если бы ты один всё это видел, а когда массово…
Тут он запнулся и вновь пристально посмотрел на второго Сэнсэя.
– Да не гипноз это, не гипноз, – успокоил его Сэнсэй, сидящий напротив.
– Хм, как будто, кроме гипноза, ничего больше и не существует, – насмешливо заметил второй Сэнсэй, обращаясь к первому. – Вот что значит знания давать преждевременно... Сразу начинается прикидка нового шлема к старым панталонам.
Первый Сэнсэй улыбнулся такой трактовке «клона» и терпеливо начал объяснять Николаю Андреевичу:
– На самом деле здесь всё до гениальности просто. Пространство связано с гравитацией, гравитация связана со временем. А всё вместе неразрывно связано с действием Аллата… Этому явлению присущи самые обыкновенные фундаментальные законы…
Николай Андреевич в недоумении переводил взгляд то на одного Сэнсэя, то на другого, очевидно, не совсем доверяя своим глазам и ушам. Женька же, увидев такое «чудо», вообще чуть не поперхнулся вареньем, которое он до этого уплетал, как кот хозяйскую сметану. Не сводя удивленных глаз с такого «прикола», словно боясь, что всё это вот-вот исчезнет, парень тихо толкнул Стаса в бок:
– Слышь, ну-ка, ущипни меня…
Стас, сам испытавший легкий шок от этого видения, столь добросовестно исполнил просьбу друга, что Женька подскочил, как ошпаренный, опрокинув навзничь банку с вареньем.
– Ай! Ты чего, с ума сошёл?!
– Сам же попросил, – пожал плечами Стас.
– Ну не так же! Вон, синяк какой поставил, – и, глянув на разлитое варенье, с ноткой сожаления произнёс: – Блин, столько добра пропало!
Но варенье тут же было забыто, поскольку в следующее мгновение внимание Женьки полностью переключилось на второго Сэнсэя. Как ни странно, но во время этого небольшого курьезного инцидента, отвлекшего внимание части присутствующих, второй Сэнсэй не исчез. Да и позже, как народ ни старался совершать над собой «пробудительные» действия, второй Сэнсэй упорно оставался на месте. Тем временем Женька, отстранив опешившего Виктора, уселся рядом со вторым Сэнсэем и, не придумав ничего другого, протянул ему руку.
– Здрасьте.
– Привет, – усмехнулся второй Сэнсэй, крепко пожав ему ладонь.
Женька внимательно посмотрел на неё, словно на слиток золота, а потом, понизив голос до триллерного шепота, с сомнением проговорил:
– Сэнсэй, это ты, что ли? – и, обернувшись к первому Сэнсэю, добавил: – Это…
Он стал мимикой «телеграфировать» свои вопросы о втором Сэнсэе. И хотя ему хотелось казаться вполне серьёзным, вышло довольно комично. Отчего и первый Сэнсэй, кому была адресована эта «телеграмма», и второй Сэнсэй, о котором пытался расспросить Женька, расхохотались до слёз. Женька же, видя, что его беззвучные сообщения остались нерасшифрованными, попытался их озвучить.
– А можно… это… тебя… того… потрогать.
Первый Сэнсэй кивнул, не в силах произнёсти что-либо вслух. Женька осторожно пощупал бицепсы плеча второго Сэнсэя. На что тот, утирая накатившиеся слёзы, сказал сквозь смех:
– Вот видишь! А ты им ещё хотел поведать о высших законах. С чего ты взял, что они к этому готовы? Лично я, кроме смены традиционной ориентации, ничего не наблюдаю.
Второй Сэнсэй безнадежно махнул рукой. Женька в это время, словно не доверяя своей правой руке, уже хотел пощупать плечо двойника и левой. Но в этот миг второй Сэнсэй исчез так же мгновенно, как и появился. Так что ладони парня вместо опоры на плечо резко прорезали воздух. Женька даже растерялся от такой неожиданности и недоуменно соединил ладони, глуповато оглядевшись вокруг.
Николай Андреевич сразу положил руку на бревно, где сидел второй Сэнсэй.
– Надо же, теплое, – в несказанном удивлении констатировал доктор.
Услышав это, остальные ребята сорвались со своих мест, желая ощутить это тепло лично. Только Сэнсэй и Вано остались на своих местах. Причём отец Иоанн сидел, не шелохнувшись, с серьёзным видом наблюдая за происходящим.
– Сэнсэй, как это ты сделал?! – пораженно спросил Андрей.
– Да, – махнул Сэнсэй рукой. – Забудьте.
– Как это забудьте?! Как это забудьте?! – очнувшись от столь шокирующего видения, завозмущался Женька. – Я, понимаешь ли, ради истины половину своего бока на растерзание этому извергу отдал, – кивнул он на Стаса, – лишил свою «маньку» сладкого наслаждения, – он указал на опрокинутую банку с вареньем, – да и вообще чуть было свою крышу не спалил! И всё это ради того, чтобы забыть?!
Но Сэнсэй, усмехнувшись, лишь отшучивался в ответ. Очевидно, понаблюдав за такой реакцией ребят, ему перехотелось что-либо объяснять. Через некоторое время, когда все более-менее пришли в себя, Николай Андреевич изрёк:
– Нет, ну, правда, Сэнсэй… Понимаю, мы глупо выглядели со стороны. Но всё же обидно будет, если эта наша минутная человеческая слабость лишит нас познания столь серьёзных вещей.
– И, возможно, не только нас… – неожиданно для всех добавила Настя.
Сэнсэй внимательно посмотрел говорящим в глаза, потом одобрительно улыбнулся и промолвил:
– Ну, раз так, будь по-вашему.

 

Аудиокнига "Эзоосмос"

Дикторы - Владимир Орлов, Ирина Фаустова.

Аудиозапись подготовлена Издательским домом "Сэнсэй" и ООО "Автокнига"

 




Powered by Joomla!. Designed by: web hosting business ssl reseller program Valid XHTML and CSS.