В темноте послышался топот. На поляну выбежали запыхавшиеся спецназовцы.
– Тьфу ты! – Володя вытер пот со лба. – А мы думали, здесь палатки горят, летели, в полном смысле, как на пожар. Вы чего такой костёр развели?
Отец Иоанн, как всегда, не теряя самообладание, повернулся к Володе и ответил:
– Все претензии к этому оболтусу, – кивнул он на Женьку. – Глючит парня. У него сегодня явно передозировка адреналина.
– Вот олух царя небесного! – насмешливо возмутился Володя. – Бензина в огонь, что ли, ливанул? Так и лес спалить недолго.
Но Женька, пораженный всем увиденным, не произнёс даже и пары слов в своё оправдание, как делал обычно, чем несказанно удивил Володю. Тот глянул на выражение лиц остальных присутствующих и недоуменно спросил:
– Что здесь произошло?
– Да как обычно, – автоматически ответил Николай Андреевич.
Ну, «как обычно», значит, «как обычно», Володя расспрашивать не стал. Если надо, сами расскажут. И поспешил к Сэнсэю сообщить радостную новость.
– Мы тут такое рыбное место нашли! Вон, видишь, какого леща и даже щуку поймали! – Володя хвастливо продемонстрировал улов. – Здесь недалеко, километров пять вниз по реке. Давай завтра зорьку там возьмем, а потом уж домой.
– Давай, – согласился Сэнсэй, рассматривая, как ни в чём не бывало, трофей спецназовцев. – Только пораньше надо лечь, чтобы зорьку не проспать.
Последние слова Сэнсэя вывели Женьку из продолжительного ступора, словно разряд электрического тока. Он глянул в сторону улыбающегося Вано и громогласно заявил:
– Нет уж, я завтра будильником не буду! Я вообще сегодня не буду ложиться спать…
Своим непомерным возмущением он вновь рассмешил всю компанию и невольно переключил всех на бурное эмоциональное излияние по этому поводу. Во время всей этой шумихи Валера незаметно удалился в сторону берега. Очевидно, именно сейчас ему хотелось побыть одному. Тем временем свидетели происшедшего принялись обсуждать недавно увиденное, найдя в лице вернувшихся преданных слушателей.
Сэнсэй тем временем покуривал сигарету, стоя в компании Николая Андреевича и Вано. На все просьбы ребят о разъяснении произошедшего феномена он лишь улыбался и упорно отмалчивался. Это ещё больше распалило их страсти. Оттащив бревна подальше от костра, компания уселась на них и принялась выдвигать свои версии, пытаясь объяснить необъяснимое.
– Как такое может быть? – размахивал руками Руслан.
– Ну, по углям же люди ходят, – убеждал его Андрей.
– То по углям, а это…
– Нет, подождите, – перебил их Женя. – По углям понятно, там зола служит изолятором. А здесь как?
– Это ведь невозможно! – настаивал Руслан.
– Почему невозможно? – Костик, как обычно, в таких вопросах пытался привлечь общее внимание к своей персоне. – Я, к примеру, читал, что аборигены с островов Фиджи… Это острова, находящиеся в юго-западной части Тихого океана, – с гордостью пояснил он, хвастаясь своими познаниями в области географии. – Короче, эти аборигены вообще исполняют ритуальный танец на кусках лавы, раскаленной до нескольких сот градусов. И, между прочим, несмотря на такой сильный жар, у них даже кожа на подошве не повреждается. Так то ж куски лавы! А это обычный костёр.
– Ну, зайди в него, если это так просто, – ехидненько посоветовал Руслан.
– Я что, дурак, что ли? – огрызнулся Костик. – Мне и на свежем воздухе живётся неплохо.
– Может, он в состоянии медитации был? – предположил Виктор.
– А он хоть знает, что это такое? – хмыкнул Андрей.
Все посмотрели на Володю, который пытался вникнуть в суть произошедшего тут события.
– Нет, ну я ему писал про «Цветок лотоса», – сказал тот. – Но так, чтобы ещё что-то серьёзное…
В это время Сэнсэй, стоявший недалеко от компании и слушавший ребят, глянул на Николая Андреевича. Тот, поняв его без слов, поспешил присоединиться к спорившим. Усевшись на бревно, он дал возможность высказаться ещё паре человек, а потом непринужденно вступил в дискуссию.
– Да всё это ерунда, ребята, – начал он привычными словами Сэнсэя. – Всё это вполне объяснимо с научной точки зрения. Весь фокус кроется в возможностях психики и реальности физики. У парня, несомненно, были и раньше проблемы с психикой, сопровождающиеся неадекватностью поведения. И хотя перед его выходом из костра мы наблюдали в нём некую отрешенность от внешнего мира, отсутствие эмоциональных проявлений, я всё же более чем уверен, что перед входом в костёр он неизбежно испытал шоковое состояние, что сопровождается интенсивным выбросом адреналина в кровь. А действие адреналина в ряде случаев вызывает обильное и длительное потоотделение. Возможно, ещё от пережитого  стресса у него произошло возбуждение определённых участков коры головного мозга при одновременном торможении других. А это, в свою очередь, повлияло на терморегуляционные центры гипоталамуса, что и привело к изменениям в их работе. Вследствие этого возник гипергидроз, короче, повышенное потоотделение. Ну, помните этот рефлекторный путь? – Николай Андреевич обвёл взглядом присутствующих. – От гипоталамуса к продолговатому мозгу, потом к нейронам спинного мозга грудных и поясничных позвонков, через узлы пограничной симпатической цепочки к потовым железам. Причём произошло не обычное потоотделение, а обусловленное, как я уже говорил, гипергидролизом с повышенным преобладанием компонентов воды. Впоследствии, при вхождении в высокотемпературную среду началось интенсивное испарение и образование своеобразной защитной прослойки. И, обратите внимание, пробыл он там всего лишь несколько секунд. Как раз этого хватило до полного испарения этой прослойки. А если бы он пробыл чуть дольше, с ним было бы то же, что бывает со всеми…
– Да, вполне логично, – поддакнул Вано, разыгрывая роль активного слушателя.
– …А теперь разложите на составляющие само пламя и его послойный температурный режим. И сразу всё станет на свои места…
По мере того, как Николай Андреевич убедительно разъяснял происшедшее «с научной точки зрения», Женька встал и начал усиленно разминаться, даже пытался бегать на месте. Со стороны можно было подумать, что он отсидел ноги и решил просто сделать зарядку, поэтому никто на него особого внимания не обращал, увлеченно слушая Николая Андреевича.
– …Процесс горения протекает только при наличии и определенном соотношении трех составляющих: свободного кислорода, горючего материала и источника тепла. Как вы знаете, горение – это сложное, быстро протекающее химическое превращение, сопровождающееся выделением значительного количества тепла. Горение тесно связано с физическими процессами. В частности, переносом массы в энергию, а конкретнее в тепло, и характеризуется соответственно гидро- и газодинамическими закономерностями. Понятно, что основу горения составляет именно химическое превращение, то есть, разложение одних молекул вещества и образование других. В нашем случае давайте учтем законы, при которых происходят химические реакции, их механизм, скорость… В общем, давайте немного разберемся в химической физике, в частности, в одном из её разделов химической кинетики…
Пока Николай Андреевич утруждался в пояснениях взаимодействия атомов и молекул при горении перед уже туго что-либо соображающей публикой, Женька тем временем закончил свою разминку. От физической нагрузки тело его покрылось потом. Оглядев себя, парень самодовольно улыбнулся и сказал сам себе: «Ну, адреналина и так хватает». И смело подошёл к костру. Деловито закатил одну штанину до колена, снял кроссовок, носок и, не раздумывая, сунул ногу в костёр. Не прошло и полсекунды, как Женька резко выдернул ногу, сопровождая своё движение специфическими выкриками по поводу «кузькиной матери». Вокруг стал распространяться противный запах паленых волос. Своими непредсказуемыми действиями парень сначала напугал, а потом рассмешил всех. Особенно над его поступком хохотал Вано.
– Андреич! Вся твоя теория – фуфло! – пытался перекричать смех толпы Женька. – Я вспотел, адреналину хоть отбавляй, а только шерсть себе на ноге опалил! Теперь и на пляж не выйдешь с разными ногами. Называется, почувствуйте разницу! А зимой как? У меня же теперь эта нога мерзнуть будет! А всё ты, Андреич, виноват!
– Чего это он виноват? – вступился за Николая Андреевича отец Иоанн. – Он всё правильно глаголет. Ты, перед тем как свои конечности в костёр совать, хоть бы с умными людьми посоветовался. У тебя же при перегреве изменилось соотношение СО2 и О2 в крови, вместе с кислотно-щелочным равновесием. Кроме того, у тебя сегодня совсем другой состав пота. Там же, помимо воды и хлорида натрия, в больших дозах присутствует горючее, кислородосодержащее органическое соединение НСООН.
– Чего, чего?!А это что такое? – удивился Женька.
– Как что? Насыщенная монокарбоновая кислота.
– Не понял.
Отец Иоанн склонил голову набок, словно замучившись объяснять, и с улыбочкой произнёс, с наслаждением растягивая слова:
– Муравьиная кислота-а-а…
Компания взорвалась таким хохотом, от которого, казалось, сотряслись деревья.
– Ну…ты…ты! – мучительно выдавил из себя Женька, еле сдерживаясь от более острых слов. – Ты раньше не мог предупредить?!
– Да откуда мне знать, какой ветер гуляет в твоей пустой башке? Сам костёр распалил, сам поджарился, а я виноват, – смеясь, ответил ему Вано, а потом успокаивающе запричитал: – Ничего, ничего, будешь теперь у нас ходить, как смоленый поросенок, – и лукаво добавил: – начиненный муравьями.
– Я же говорил – Инквизитор! Ну и достал ты меня со своими муравьями!
– Разве достал?! – сделал удивленное лицо Вано. – Подожди, дорогой, вся ночь ещё впереди.
Этими словами он окончательно развеселил публику и полностью переключил её на обдумывание его «муравьиной стратегии» по отношению к Женьке и, соответственно, всевозможных ночных приключений. В конце концов, вдоволь насмеявшись, компания разбрелась на ночлег, дабы хорошенько выспаться к утренней рыбалке. Один Женька остался сидеть у костра, пригрозив Вано, что не сомкнет глаз. На что Вано с улыбкой ответил:
— Ну-ну, давай, давай. Поохраняй мой сладкий, безмятежный сон.


Из дневников Анастасии:
«Невозможно выразить в словах всё то великолепие, которое я дважды пережила за столь короткий промежуток времени. Я боюсь утратить то необыкновенное чувство, которое ещё живо во мне, поэтому спешу описать его в дневнике. Потрясающая внутренняя свобода, безграничная Любовь, невероятное реальное ощущение Его присутствия… Валера понял, он открылся. Это действительно Настоящая Жизнь, от которой трепещет душа, пропадает иллюзия. В Его реальности нет препятствий. Безграничное чувство свободы, яркий свет и поразительное внутреннее ощущение единения с Ним! Как жаль, что так скуден человеческий язык и нет возможности описать Его реальность! Но как же это потрясающе здорово — быть в ней хоть несколько мгновений! Это ни с чем не сравнимо! Это действительно есть великое счастье Человека, Человека, возвращающегося в свой истинный Дом!!!»

 

 

Аудиокнига "Эзоосмос"

Дикторы - Владимир Орлов, Ирина Фаустова.

Аудиозапись подготовлена Издательским домом "Сэнсэй" и ООО "Автокнига"






Powered by Joomla!. Designed by: web hosting business ssl reseller program Valid XHTML and CSS.